Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
28.10.2017 15:32 - Интересно инфо за белогвардейците в България, от книгата на генерал Владимир Витковски ,,В борба за Русия. Спомени" Част 1
Автор: monarh1991 Категория: История   
Прочетен: 623 Коментари: 1 Гласове:
5


Постингът е бил сред най-популярни в категория в Blog.bg
 III. ПРЕБЫВАНИЕ РУССКОЙ АРМИИ В БОЛГАРИИ

il коммунистическое движение в 1922–1923 г. г.

(числа по нов. стилю)

После оставления Крыма, в Ноябре 1920 года, Русская Армия была расположена — в Галлиполи, на Лемносе, в Чаталдже и в других, более мелких, лагерях Константинопольскаго района.

Главнокомандующим, Генералом Бароном П. Н. Врангелем, было достигнуто соглашение с Французским Правительством, по которому, Франция приняла под свое покровительство русских, эвакуированных из Крыма и, в обезпечение своих расходов, получила в залог наш военный и торговый флот.

Вскоре, (с Декабря мес.) начались всевозможные затруднения и трения с французскими властями, которые хотели как можно скорее распылить Армию и разселить людей на постоянное жительство в разные страны, включая и возвращение в СССР.

Генерал Врангель решил обратиться к славянским странам, к Болгарии и Сербии, чтобы разселить там нашу Армию. В это время там существовали наши Русские Посольства. В Болгарии Посланником был А. М. Петряев. В Софии было Управление нашего Военнаго Представителя. Представителями были, сперва Ген. Шт. Генер.-М. Романовский, а затем Ген. Шт. Генер.-Л. Вязмитинов. Задача была весьма трудная, ибо много было препятствий, как политическаго так и финансового характера. В составлении Договора с Болгарским Правительством, с нашей стороны, принял участие и Начальник Штаба Главнокомандующаго Генерал П. Н. Шатилов.

Ниже приводится текст документа, подписаннаго в 1921 году.

«Выписка из Договора о приеме Русских войск в Болгарию».

43


РАЗДЕЛ 1. Прием, распределение и размещение.

A. ПРИЕМ. Болгарское Правительство изъявляет согласие на прием: 1) не отдельных людей, но только вполне организованных частей, имеющих полною воинскую организацию, с командным составом по назначению Главнокомандующаго Русской Армией. 2) при обязательном условии, что части назначаются исключительно по выбору и указанию Главнокомандующаго Русской Армией. 3) При ручательстве Главного командования Русской Армии, что части эти вполне дисциплинированы и что, вэ время пребывания их на Болгарской территории, добропорядочность их поведения и полная внутренняя дисциплина будут поддерживаться русским командным составом, для чего ему, последнему, предоставляется право осуществлять необходимые дисциплинарные меры.

Б. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ. 4) Прибывающие части направляются на порты Бургас или Варну по указанию Штаба Болгарской Армии, в зависимости от пунктов размещения предназначенных стоянок, по соглашению Штаба Болгарской Армии с Военным Представителем Главнокомандующаго Русской Армии в Болгарии. 5) В указанных портах распоряжением Штаба Болгарской Армии подготовляются приемно-питательные пункты для размещения и довольствия прибывающих частей впредь до отправления их по пунктам размещения. Вся распорядительная часть возлагается в этих пунктах на особо назначенных Штабом Болгарской Армии лиц. Для облегчения связи и сношения с прибывающими частями от Русскаго Военнаго Представителя в этих пунктах назначаются на время пребывания частей особые уполномоченные. 6) Необходимые карантинно-дезенфикционные меры упрощаются до возможнаго минимума при засвидетельствовании судовым врачем санитарнаго благополучия в пути.

B. РАЗМЕЩЕНИЕ. 7) По выполнении всех формальностей приема в порту, части по возможности без замедления, обезпечиваясь довольствием по расчету на все время пути — штюс однодневный запас, направляются распоряжением Штаба Болгарской Армии в указанные им пункты стоянок, каковыми предположительно намечаются: а) Орхание, б) Ловечг в) Севлиево, г) Никополь, д) Новая Загора, е) ТырновоСеймен, ж) Казанлык, з) Карлово, и) Кызыл-Агач, к) Бер

44


ковица и л) Ески-Джумая. 8) В указанных пунктах распоряжением Штаба Болгарской Армии назначаются особые приемщики-квартирьеры офицеры, которые указывают командирам прибывающих русских частей предназначенные для них помещения и сдают им таковые по заранее приготовленным описям, с необходимым казарменным инвентарем. 9) Русские части размещаются в указанных казармах с уплотнением намеченной для мирнаго времени нормы не менее 25» °, например: Орхание мирное время 4 роты, на 500 человек — размещается не менее 625 человек. 10) Для обезпечения немедленнаго довольствия частей по прибытии их в указанные места, там должно быть подготовлено распоряжением Штаба Болгарской Армии соответствующее количество хлеба и провианта, а равно обезпечена возможность приготовления горячей пищи и кипятку на прибывающих людей. 11) Русским частям предоставляется право пользоваться в пунктах их расположения банями на общих основаниях с чинами Болгарской Армии. Очередь устанавливается Начальником Гарнизона.

РАЗДЕЛ 2. Довольствие.

12) До прибытия и размещения по пунктам стоянок а равно и первые несколько дней по прибытии, части обезпечиваются, где это возможно, горячей пищей и кипятком, распоряжением Штаба Болгарской Армии, а где невозоможно, сразу становятся на собственное артельное довольствие. 13) Довольствие производится по обыкновенным кормовым окладам и по нормам продовольственнаго пайка, установленнаго для Болгарских войск. Эти нормы пайка и кормовых окладов сообщаются Штабом Болгарской Армии Русскому Военному Представителю для объявления частям отряда и к руководству. 14) Довольствие части ведут собственным попечением, получая авансы в месячном размере и производя закупки провианта. 15) Ввиду возможности недостатка у прибывающих частей котлов, ведер, черпаков, вилок и других подобных принадлежностей для приготовления и раздачи пищи — Штаб Болгарской Армии, в пределах возможности, снабжает части названным имуществом во временное пользование, выдавая таковые по описям и по просьбам командиров частей. 16) Для выдачи людям на руки денег на личные расходы, (табак, мойка белья и пр. мелкие расходы)

45


распоряжением Штаба Болгарской Армии отпускается ежемесячно, в начале каждаго месяца, по письменным требованиям командиров частей о числе состоящих в части людей, аванс в размере 100 лева в месяц на каждаго, состоящаго в списках части чина. 17) Вся денежная отчетность частей производится приказами по частям и контролируется на общих основаниях поверочными комиссиями и Представителем Государственна™ Русскаго Контроля. 18) Все расчеты с Болгарскими довольствующими учреждениями производятся по соглашению Штаба Болгарской Армии с Русским Военным Представителем, на основании письменных документов и приказов по частям. 18) Всякого рода могущие быть недоразумения по вопросам довольствия или пожелания, не имеющия основных положений, разрешаются соглашением Начальника Штаба Болгарской Армии и Военнаго Представителя Русской Армии с дополнительным объявлением такового болгарским и русским чинам.

РАЗДЕЛ 3. Применение к работам.

20) Русские части принимаются на территорию Болгарии на содержание, за счет русских средств согласно вышеуказаннаго основного договора о порядке оплаты расходов, — могут быть привлекаемы Болгарским Правительством в порядке особых частных соглашений с Военным Представителем Русской Армии, на неопасные для жизни и здоровья людей правительственные работы, с оплатой труда по средней рыночной рабочей цене, с выдачей одной половины заработной платы работающим и с зачислением другой половины заработной платы в основной фонд на содержание людей. 21) Болгарское Правительство считает допустимым на указанных в п. 20 основаниях участие частей и отдельных команд на работах у населения в пределах районов стоянок частей, по обоюдному соглашению работодателя и командира части, с письменнаго разрешения Русскаго Военнаго Представителя. 22) В случае общественных бедствий (пожары, обвалы, наводнения) русские части на общегуманитарных началах принимают участие в оказании помощи населению по первому зову Болгарских военных властей безвозмездно.

Примечание: Русские части не могут принимать никакого участия во внутренних делах страны или в ея внешних не

46


доразумлениях, равно как и не могут быть привлекаемы в таких случаях кем бы то ни было.

«•» ««

«>t? i"z "«?

Только осенью 1921 года, т. е. почти через год после оставления нами Крыма, части Армии стали покидать лагери — Галлиполи, Лемноса, Чаталджи — и переселяться в Болгарию и Сербию. Перевозка закончилась в Январе 1922 года.

В Болгарию прибыли: 1 Армейский Корпус, под начальством Генерала А. П. Кутепова и Донской Корпус, под начальством Генер.-Лейт. Ф. Ф. Абрамова. Из состава этих Корпусов, из 1 Армейскаго — Кавалерийская дивизия и из Донского Корпуса — Кубанская дивизия — были направлены в Сербию.

Расположение в Болгарии было следующее:

Штаб 1 Армейскаго Корпуса — г. Велико-Тырново. Штаб 1 п. Дивизии — г. Свищов. Штаб Донского Корпуса — г. Старая Загора. Части корпусов были расположены по городам, в казармах, причем 1 Корпуса преимущественно в северной Болгарии, а Донского — в южной.

Необходимо указать, что со времени оставления нами Крыма, Советская власть неизменно принимала все меры к тому, чтобы ухудшить положение нашей Армии, внести разложение в воинскую среду и добиться возвращения в СССР возможно большего числа ея чинов.

Не достигнув желаемых результатов, во время пребывания Армии в Галлиполи и на Лемносе, большевики обратили особое внимание на Болгарию, куда прибыла наибольшая часть Русской Армии и где они считали более подходящими условия возможности воздействовать на Болгарское Правительство, развить коммунистическую пропаганду в стране и вместе с тем добиваться разложения частей Русской Армии.

Для достижения своих гнусных целей большевики не стеснялись в деньгах и применении, обычных для них, средств — обмана, клеьеты, подкупа и т. п.

Уже через несколько месяцев нашего пребывания в Болгарии, с весны 1922 г., стали сказываться результаты большевистской работы, — начались всякаго рода недоразумения, осложнения и придирки со стороны болгарских властей. Я

47


постараюсь по возможности, в хронологическом порядке, | отметить то, что нам пришлось испытывать и переживать под все усиливающимся влиянием большевистской деятель — , ности.

На 2 Апреля в Штабе Корпуса (В.-Тырново) Генерал Кутепов назначил съезд старших начальников. Предварительно, некоторые из них прибыли ко мне в Свищов и мы вместе выехали в Тырново. Со мною были: Генер.-Майоры Фок, Буров, Зинкевич, Ползиков, Баркалов, Пешня, Скоблин, Туркул, Бредов и Полк. Христофоров. На разсвете 2 Апреля, когда поезд наш приближался к ст. Павлекени, произошло крушение поезда, вследствие того, что были развинчены рельсы. Дело это было рук коммунистов, узнавших о поездке русских начальствующих лиц. К счастью, никто из нас не пострадал.

Е течение Апреля мне, как Заместителю Генерала Кутепова. пришлось быть в Тырново еще два раза, вследствие все осложнявшейся для нас обстановки.

В первых числах Мая в Софии был произведен обыск у Полковн. Самохвалова, состоявшаго в Управлении нашего Военнаго Представителя и затем последовал его арест. При этом обращение с ним было возмутительное и он подвергался даже побоям.

12 Мая Генерал Кутепов был вызван Болгарскими властями в Софию. Прибыв в Военное Министерство, к Начальнику Штаба Болгарской Армии Ген. Штаба Полковн. Тополджикову*), Генерал Кутепов оказался арестованным. 14 Мая туда же был вызван Генерал Шатилов, также там арестованный.

15 Мая я прибыл в Штаб 1 Армейскаго Корпуса (В.-Тырново) и вступил в Вр. Командование Корпусом.

16 Мая Генералы Кутепов, Шатилов и наш Военный Представитель Генер.-Лейт. Вязмитинов были высланы из Болгарии. Военным Представителем был назначен Военносудебнаго ведомства Генер.-Лейт. И. А. Ронжин.

15 Мая Болгары оцепили расположение Корниловскаго полка в Горно-Паничерево произведя обыск. 16-го они произвели обыск в Аптечном Складе в Тырново и в Корпусном Лазарете в Арбанасе.

*) Окончил в России Академию Генералнаго Штаба.

48


Со всех концов Болгарии стали поступать донесения о всевозможных трениях, обысках и арестах. Затем последовало распоряжение Болгарских властей о воспрещении чинам Русской Армии проезда по ж. д. без особаго на то разрешения властей.

19 Июня было получено распоряжение Генерала Врангеля о принятии мер к постановке чинов нашей Армии на частные работы, в виду материальных затруднений командования.

23 Июня заболел Н-к Штаба Корпуса Ген. Шт. Генер.Майор Штейфон и был отправлен в Госпиталь на Шипку. Вр. И. Д. Н-ка Штаба я назначил Ген. Шт. Генер.-Майора Бредова, который прибыл из Свищова 26 Июня.

3 Июля был произведен обыск в Горн.-Джумая в Корниловском Военном Училище и затем были арестованы и высчаны из Болгарии — Н-к Училища Ген. Шт. Генер.-Майор Георгиевич со старшими чинами Училища, в числе 7 человек.

4 Июля я выезжал в Софию, где созместно с Генералом Е. К. Миллером, командированным туда Генералом Врангелем, нашим Посланником А. М. Петряевым и Генералом Ронжиным нами принимались меры к прекращению творившагося произвола и насилий. К сожалению, наши усилия не имели успеха.

6 Июля обыск в г. Белоградчике, в Марковском полку, арест и высылка Командира полка Генер.-Майора Пешня с 12-тью старшими офицерами. По донесению вступившаго во Вр. Командование полковн. Емельянова — население г. Белоградчика отнеслось очень сочувственно к нам, пыталось даже протестовать, а провожая наших арестованных на вокзале — бросало им цветы.

16 Июля в Тырново Болгарские жандармы напали на группу юнкеров Сергиевскаго Артил. Училища. В результате нападения — юнкер Лабода был убит и 4 юнкера было ранено.

В таких тяжелых условиях приходилось проводить устройство наших чинов на частные работы. Чины Корпуса устраивались, глазным образом, на тяжелые работы, преимущественно на шахты, наибольшая из которых была угольная шахта «Мина Перник» к югу отъ Софии.

49


Нельзя не отметить, что дисциплина и поведение наших воинских чинов оставалось на высоте. Связь со всеми частями Корпуса поддерживалась, не смотря на трудности, всевозможными средствами. Для сохранения организационных начал и связи повсеместно образовывались партии отдельных войсковых частей и группы Корпуса, со старшими партий и начальниками групп, по назначению.

Отношение к нам болгарскаго населения, в массе, оставалось все время хорошее и только власти, на местах, исполняя распоряженния свыше, создавали чрезвычайно тяжелое для нас положение.

Большевикам удалось очень быстро подкупить власть имущих, во главе с Премьер Министром Стамболийским, доказательства чего были обнаружены и подтверждены последующим Болгарским Правительством, сменившим коммунистов 12 Июня 1923 года.

Произвол и насилия продолжались и увеличивались. 24 Августа было получено донесение от Корниловскаго полка (Горно-Паничерево) и от Техническаго батальона (Шумен) — о требовании снять форму. 31 Августа в Новой-Загоре были избиты 9 молодых офицеров Николаевскаго Инженернаго училища. В начале Сентября были случаи задержания выдачи корреспонденции адресованной Штабу Корпуса.

2 Сентября в В.-Тырново был арестован Инспектор классов Сергиевкаго Артиллер. Училища Полковник Безак с несколькими офицерами, без




Гласувай:
5
0


Вълнообразно


1. monarh1991 - Продължение...
28.10.2017 15:34
Продължение на текста -
2 Сентября в В.-Тырново был арестован Инспектор классов Сергиевкаго Артиллер. Училища Полковник Безак с несколькими офицерами, без предъявления какого либо обвинения и всъ были отправлены в Варну.
6 Сентября днем, когда я находился в Штабе Корпуса, расположенном в болгарских казармах в В.-Тырново, внезапно явился вооруженный отряд болгарской полиции арестовал меня и всех чинов Штаба и опечатал помещение Штаба.
7 и 8 Сентября я находился, под домашним арестом, у себя на квартире, где у меня был произведен обыск, причем, были взяты все находившиеся у меня бумаги и сложены в один общий пакет. 9-го я был переведен под стражей в жандармерию, а с вечерним поездом меня и чинов Штаба, в числе 45, отправили в Софию. Ко мне был приставлен болгарский офицер Подпоручик Балабанский.
8 Софию мы прибыли 10 Сентября утром. С вокзала, по указанию болгарскаго офицера, вместе с ним я отправился в
50

Военное Министерство. У Подпоручика Балабанскаго был с собой опечатанный пакет взятых у меня бумаг. По прибытии в Воен. Министерство пришлось некоторое время ждатьт а затем меня провели к Начальнику Штаба Болгарской Армии Генр. Штаба Полковнику Тополджикову, причем я сразу обратил внимание на то, что на письменном столе последняго находился пакет с моими бумагами уже распечатанный. Встретил меня Полк. Тополджиков довольно сухо и затем, перебирая мои бумаги задал мне вопрос: «Что это опять у вас?» на что я ответил, что не у нас, а у них происходит что то совершенно непонятное и высказал свое возмущение действиями болгарских властей. Полк. Тополджиков сказал мне, что имеются документы, доказывающие наше участие во внутренних делах Болгарии и при этом показал мне две бумаги, из числа взятых у меня при обыске. На одной была подпись Генер. Шатилова и печать Штаба Главнокомандующего, на другой подпись Генер-Майора Бредова и на них значилась моя пометка в виде буквы В. Прочитав содержание этих бумаг, совершенно безсмысленных с нашей точки зрения и увидя скверно подделанное мое В, я сразу понял, что это были фальшивыя бумаги с подделанными подписями и печатью, подсунутыя во взятыя у меня при обыске бумагтт. Я сейчас же, с возмущением, сказал об этом Полк. Тополджикову. После некоторых дополнительных объяснений мэжду нами, Полк. Тополджиков стал несколько сдавать свои позиции, я же настаивал на производстве разследования по этому делу. Затем мне было сказано, что все мы, прибывшие из В.-Тырново, освобождаемся, но на условиях оставаться в Софии, без права выезда, впредъ до особаго распоряжения.
Будучи на свободе, я в тот же день, посетил нашего Посланника Петряева и Генералов Миллера и Ронжина. Решено было действовать.
11 Сент. я был у Главн. Секретаря Министерства Внутренних Дел Коссовскаго, котораго поставил в известность о происшедшем. Затем посетил Полк. Тополджикова и Секретаря Премьер-Министра Кисинова.
12 Сент. я подал оффициальное заявление Министру Правосудия о производстве раследования. В тот же день я, вместе с Генер. Ронжиным, был вызван в Военное Министерство, где Полковн. Тополджиков объявил нам что Высший
51

Административный Совет решил выслать из Болгарии меня и некоторых старших чинов Штаба Корпуса, но время высылки не было указано.
Днем, когда я находился в ресторане «Шипхман», куда был приглашен Председателем Всеросс. Земскаго Союза В. С. Хрипуновым приехавшим из Парижа, мне было подано письмо от Щеглова, офицера исключеннаго из Армии по суду, с просьбой принять его по весьма важному делу. Щеглов ожидал моего ответа при входе в ресторан. Я вышел к нему, но не находя возможным вести с ним разговор в такой обстановке, назначил ему свидание у себя в гостинице в 7 час. вечера. В назначенное время Щеглов прибыл. На мой вопрос, какое же у него важное дело, Щеглов ответил, что он уполномочен Советской властью предложить мне, как Командующему в настоящее время 1 Армейским Корпусом, перейти со всем Корпусом к ним, при чем Советская власть гарантирует оставление в неприкосновенности всей организации и состава Корпуса, во главе со мною и всеми начальствующими лицами. Подобная наглость, естественно, вызвала желание выгнать этого предателя, ибо в наших условиях большего сделать было нельзя. Но тут же у меня явилась мысль, попробовать добыть от Щеглова некоторые сведения, могущие быть нам полезными. Я стал задавать ему вопросы. Прежде всего — как Советская власть может распоряжаться в чужой стране, в Болгарии? на что Щеглов ответил: Болгарское Правительство у нас в руках. Затем он признался, что это Советская организация в Болгарии сфабриковала все фальшивые документы и потребовала нашего ареста. Учитывая важность этих признаний, в особенности, если бы их мог услышать представитель Болгарскаго Правительства, я сказал Щеглову, что сразу не могу дать ему ответа на сделанное предложение и просил его прибыть ко мне на следующий день, т. е. 14 Сент. в б ч. веч. на что он, видимо с радостью, согласился.
План мой был следующий: С утра 14-го повидать Полк. Тополджикова, разсказать ему разговор со Щегловым и постараться затем оффициально зафиксировать признания Щеглова. Для этой цели снять соседний номер гостиницы в котором, ко времени прихода ко мне Щеглова, должны будут находиться два офицера, от нас и от болгар, которые, слыша весь мой разговор со Щегловым, через приоткрытую задра—
52

пированную дверь между номерами, должны будут записать и подписать слышанное, что и явится документом свидетельствующим признания Щеглова — что Болгарское Правительство в руках Советской власти и что все, так называемые, документы, яко бы найденные у нас, поддельные.
14 Сент. утром я отправился в Военное Министерство к Полк. Тополджикову чтобы приступить к выполнению намеченнаго плана. Полк. Тополджиков выразил большое удивление по поводу признания Щеглова, но после некотораго колебания все же согласился с моим предложением, назначив от себя Генер. Шт. Полк. Радева (Русской Академии Генер. Штаба), я же назначил Генер. Шт. Полк. Зайцова.
К 6-ти час. вечера Полк. Зайцов уже находился в соседнем номере, ожидая Полк. Радева. В 6 час. прибыл ко мне Щеглов, а Радев так и не явился. Полк. Тополджиков обманул меня, видимо не в интересах Болгарскаго Правительства были признания большевистскаго агента.
Мой план не удался, а следовательно терялась и цель разговора со Щегловым. Я перешел в наступление, высказал ему свое глубокое возмущение его изменой и предательством, посоветовал ему раскаяться в своих преступлениях, на чем и закончились эти чрезвычайно неприятные переговоры.
Последующие дни проходили в хлопотах о прекращении гонений, возможности вернуться в В.-Тырново, о возвращении нам опечатаннаго имущества и т. д.
Одновременно, нужно было хлопотать и об улучшении тяжелаго положения наших чинов работавших на Мине Перник, в особенности в отношении жилищных условий.
Следва
цитирай
Търсене

За този блог
Автор: monarh1991
Категория: Политика
Прочетен: 731046
Постинги: 523
Коментари: 728
Гласове: 2948
Календар
«  Ноември, 2018  
ПВСЧПСН
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930